Канал раздора: почему на Ближнем Востоке опасаются нового Стамбульского канала

Канал раздора: почему на Ближнем Востоке опасаются нового Стамбульского канала

Ближневосточная пресса обсуждает амбициозный проект турецкого лидера Реджепа Тайипа Эрдогана. Идея Нового Стамбульского канала беспокоит ОАЭ из-за максимизации возможностей Турции. Подробнее — в материале ПИКiNFORM.

На Ближнем Востоке должен появиться новый фактор экономического влияния — новый Стамбульский канал, являющийся личной мечтой турецкого президента Реджепа Тайипа Эрдогана. Его приверженность этому проекту небезосновательна. Kanal İstanbul должен соединить Мраморное и Чёрное моря. Ожидается, что он откроется в 2023 году. Дата является символичной — ведь в этот год Турция будет праздновать сто лет от создания Республики, сменившей рухнувшую Османскую империю и буквально открывшую для турецкой нации новую эпоху.

Но помимо красивой «привязки» к юбилею, дата открытия имеет и экономическую подоплеку: именно в 2023 году прекратит действовать Лозаннский договор, запрещавший турецкому правительству взимать плату за прохождение судов через Босфор. Идея не является новой: соединить оба моря планировал Сулейман Первый Великолепный, затем Мурад Третий, однако за дело принялся лишь Мустафа Третий, правивший с 1757 по 1774 годы. Однако ему не удалось построить канал из-за огромных финансовых издержек. Вплоть до окончания двадцатого столетия Стамбульский канал являлся лишь предметом обсуждений, однако в 2011 году Эрдоган, тогда возглавлявший правительство, инициировал изучение проекта.

Строительство началось с главенствующей ролью в нём турецкой армии, что было условием выделения финансирования. Из открытых данных следует, что длина канала будет составлять от 45 до 50 километров. Ширина составит 147 метров, глубина — 25 метров. Пропускная способность канала может достигать 160 судов ежедневно. Проект даст и географические преобразования — появление острова с пляжами на мраморном и черноморском побережьях, а также разделение европейской части Стамбула.

Канал раздора: почему на Ближнем Востоке опасаются нового Стамбульского канала

Как пишет египетское издание NoonPost, чей материал был переведён ИноСМИ, строительство нового Стамбульского канала столкнулось с мощным внутренним и внешним противодействием. Против проекта выступил противник находящейся при власти Партии справедливости и развития — Республиканская народная. Как заявил стамбульский градоначальник Экрем Имамоглу, этот канал является «предательством» исторической части его города, лишая его особенностей. Оппозиционеры требуют направить средства, выделенные каналу, на другие проекты.

Противники проекта нашлись и за рубежом. Европейские страны высказывают беспокойство возможными геологическими последствиями строительства. Ещё одной угрозой является вероятная эскалация конфликта на Ближнем Востоке. Текущее строительство вызывает беспокойств и у Объединённых Арабских Эмиратов. Торговый поток между КНР и Европой после открытия Стамбульского канала может сместиться на черноморскую ось с южной.

Турция создаёт угрозу влиянию Эмиратов на важнейшие порты Бербера и Аден, а также на Баб эль-Мандебский пролив, максимизировав свои возможности. При реализации проекта «Железного шелкового пути» Стамбул превратится в центр глобальной международной торговли. ОАЭ могут уступить свои позиции как региональный финансовый центр. Этот фактор создаёт дополнительную напряжённость между двумя этими странами.

Комментарии для сайта Cackle